Пора за знаниями! Пора на тренинг!

Посетить

Рекомендуем прочитать!

Срочно читать!

Сегодня будет отличный день!

Исчадие ада 3 (продолжение): Ворота №2 Физическое насилие и игнорирование

Ребенок за свои 2-3 года узнает много о том мире в который он пришел. Изучает язык, поведение, психологию взаимоотношений, учиться ползать, ходить, реагировать... адаптируется к жизни на этой планете, в этой семье. Удивительно, родители считают, что их малыш (причем длится это часто в некоторых семьях до самой пенсии «малыша») ничего еще не понимает.

12.04.2018 Статьи

Но стоит только нырнуть в свое детство, как мы вспоминаем самый ранний свой возраст, помним многие чувства, ощущаем атмосферу в которой находились. В памяти всплывают картины, которые полностью передают наши детские впечатления.

Так формируется наш фундамент: всю жизнь мы будем на него опираться, строить на нем жизнь, получать представления об окружающем нас мире.

Именно в это время формируется наш жизненный сценарий, выбираются роли и эффективные модели поведения, определяется дружественная среда или враждебная. Изменить эти представления позже возможно, но это будет стоить титанических усилий. Следует отметить, что не все могут вспомнить свое детство. И это вовсе не потому, что ничего не происходило, а лишь, по словам моей клиентки, что «так хотелось забыть».

Однажды мне довелось проводить исследования в начальных классах. Я пришла, раздала задания и стала наблюдать, прохаживаясь по классу между рядами. Ребята были сосредоточены и тщательно выполняли задание, склонившись над альбомами для рисования. Проходя мимо рыжеволосой девочки (моя дочь с таким же цветом волос), моя рука автоматически потянулась к ее голове, чтобы погладить, поощряя к работе. И ребенок вскрикнул, прижавшись к парте. Я убрала руку, улыбнулась и извинилась, что нечаянно отвлекла ее. Девочка смутилась извинениям и торопливо стала оправдываться: «Я подумала, что вы хотите дать мне подзатыльник, вдруг я делаю что-то неправильно».

Так часто ведут себя дети, когда их физически наказывают, причем не объясняя за что именно. Подзатыльник естественна реакция на ошибки ребенка в этой семье. У детей на уровне рефлекса вырабатывается реакция на приближение руки взрослого. Такой рефлекс будет активен долгие годы. А критика и физическое насилие может стать нормой. Этого ребенка дома бьют. Поведение и реакции закрепятся и ребенок точно так же начнет реагировать на ошибки других людей. Били его, при случае будет бить он. Это печально. Рождается сам собой вопрос: сможет ли такие дети стать счастливыми мужчиной или женщиной, мужем или женой, отцом или мамой? Хочется верить, что да…

Вспомнилась история. Детство Ольги было сложным: мама много работала, отец оставил их. Маме приходилось помогать, она приходила уставшая и почти всегда раздраженная: руководитель, работа сложная, подчиненные, материальная ответственность, вечный страх перед проверками и советской тюрьмой. Выходные были редко, от отпусков приходилось отказываться: нужно кормить и одевать дочерей, помощи ждать неоткуда. Девочки почти все время проводили сами. Разница в возрасте сестер 7 лет. Разумеется интересы девочек не совпадали: младшая (моя клиентка) частенько была бита сестрой за отказ выполнять все ее поручения, а мамой, уставшей и обессиленной страхами и работой, «за то что трепет нервы и не слушает сестру». Оля мечтала только об одном: вырасти и никогда больше не возвращаться в этот дом.

«Я буду жить иначе, я никогда пальцем своих детей не трону!». Выросла. И ушла. Мужчины ей «попадались» бьющие и игнорировавшие ее. Она понимала, что что-то не так, но пришла лишь к выводу: «Такова жизнь, просто раньше я этого не понимала».

Оксана Зайцева на тренинге

Она рассказывает тихо, периодически плачет:

— Первой родилась дочь, я ее ждала. Муж — нет, во время беременности он потерял ко мне интерес. Спустя три года я родила сына, все повторилось. Забот о младшем прибавилось и я переключилась на него. Мальчик был открытый и веселый, дочь угрюмая и замкнутая. До трех она плакала, после рождения брата стала агрессивной. Слов она не понимала, пришлось взять ремень и наказать.

— Так же, как и вы в детстве она не понимает слов?

Ольга стала подрывать:

— Но почему, почему так? Это наследственное? В нашем роду все такие женщины? Это родовое проклятье? Может порчу снять? Я же столько водила ее по бабкам! Все только хуже! Сын другой! Он ласковый и нежный, он меня любит. Нам хорошо. А старшая просто выродок какой-то! Что мне делать?

— Ремень помогает?

— Сначала помогал, потом она тайком стала брата душить. Я боюсь их оставлять одних. На прошлой неделе я принесла котенка. Она так обрадовалась, играла с ним, бегала. Потом сын взял его на руки, она стала отбирать… котенок поцарапал ее. Она вырвала его. Стала бить то кота, то брата. Потом бросила на пол Тишку и ногой придавила, чуть не умер. Она — маньяк?

— Вы часто бьете дочь?

— Как мячик! А что мне делать?

— Что вы делаете когда вам делают больно?

— Ухожу, если сильнее меня. Это как с сестрой, я всегда ее боялась. А если слабее, то даю отпор и бью первой. О, Боже, не может быть!

Она встала с кресла, упала на колени, схватившись за голову. Я терпеливо жду, наблюдая эту боль и некоторое театральное действо. Детская истерика и боль, желание вызвать жалость, демонстрация материнского раскаяния. Все смешалось, но, увидев мою спокойную реакцию, снова садится в кресло, мы продолжаем:

— Оля, вы замечаете, что она делает то же с братом и котом, что вы с ней? Брат стал для нее источником страданий и ощущения ненужности, она мстит и устраняет препятствие.

— Теперь мне понятно, почему она сказала, что Тишка предатель. Он играл с сыном. Мы с Тишкой для нее оба предатели.

— И бьет она их, потому что для нее это самый эффективный и хорошо известный способ решать проблемы. С другой стороны, когда тебя бьют, то к тебе безразличны. Сколько раз вы объясняли ей, что наказываете только потому, что беспокоитесь о ней, переживаете, любите. Разве она знает, что можно иначе?

Конечно, мы продолжим разбираться. А пока важно помнить, что мы можем давать людям только то, что у нас есть. Если внутри боль и разочарование, вечно съедающие чувства вины и стыда, желание уничтожить, то каких людей ты будешь привлекать к себе, для кого сможешь стать любимым и желанным? «Неужели» тех, кто нуждается в том, что внутри меня? Каждый из нас нуждается в ласке, заботе, внимании. Эти желания так же естественны, как желание есть и пить. Безусловно, мы все любим вкусненькое, хорошего качества и в достаточном количестве.

Что происходит, когда этого нет? Правильно, мы едим то что есть в наличии, что можем добыть (и чем больше голод, тем разборчивость становится меньше). Все то же происходит и с чувствами: не дают хороших, буду вымогать плохие. Для человека нет нечего страшнее игнорирования и безразличия. Пусть лучше негативные эмоции, чем ничего. Страшно ощущать «меня нет». Пусть плохая, невыносимая, НО «Я ЕСТЬ!»

Если ребенку не давать тепла через объятья, поощрения, замечания (обязательно с пояснениями «что не так» и «как нужно»), то внимание он начнет привлекать сам. Да так, как будет получаться, а вернее тем, на что вы все же будете обращать внимание. Мы, родители, порой требуем от ребенка того, чего у него нет. Требуем, вымогаем, выбиваем, угрожаем… все средства и способы хороши… Работа, заботы, собственные проблемы. «Уважительные причины» и «объективные обстоятельства» — вечные оправдания бывших детей, которые не в состоянии дать любви, которой так мало досталось им от родителей. Круг замыкается. Но его необходимо разорвать. Прежде всего для себя, для того ребёнка внутри, который застыл ох холода и страха. Тогда есть надежда все изменить.

// Оксана Зайцева.

Оксана Зайцева - психолог, бизнес-тренер

Обсудим в комментариях, что у вас с вашими детьми.

Поделиться в соц. сетях