Пора за знаниями! Пора на тренинг!

Посетить

Рекомендуем прочитать!

Срочно читать!

Сегодня будет отличный день!

О сценариях в мужских и женских историях

Архивы психологической науки хранят в себе много всяких интересных наблюдений и размышлений, было бы не лень покопаться. Наука идет вперед, и часто такие вот штуки уже как бы и пылью покрылись, и все про них позабыли, а бывает, наткнешься едва ли не случайно на что-нибудь такое, завалявшееся, сдуешь пыль — ан вот глядишь: бриллиантик. Играет яркими красками.

15.11.2017 Статьи

В общем, отнюдь, отнюдь не всегда то, что старое — оно обязательно устаревшее, то бишь плохое. А во-вторых, часто всякие интересные штуки — они валяются, так выразиться, по закоулкам коридоров психологии. Там есть смысл смотреть.

Ну, вот например: в 50-х годах прошлого века некий Генри Мюррей, весьма известный и авторитетный гарвардский психолог, врач, биолог, доктор биохимии, работавший на ЦРУ, сгенерил среди прочих своих занятий идею так называемого «комплекса Икара». Некоторое время спустя, в середине 60-х, не менее авторитетный Дэвид МакКлелланд, со временем ставший одним из главных в мире по вопросам мотивации, дополнил идею «комплекса Икара» идеей о «комплексе Персефоны», и провел исследования о представленности этих комплексов у мужчин и женщин. А спустя 15 лет, в конце 70-х, начале 80-х у некоего Роберта Мэя, психоаналитика, дошли руки до этих исследований, и он сгенерил четкий инструмент для измерения представленности этих комплексов, проанализировал сделанные МакКлелландом исследования, и сделал презанимательные выводы. Впоследствии подтвержденные дополнительными исследованиями.

О чем речь, сейчас объясню. И легче всего это будет понять, если начать разбираться с исследований, которые проводил МакКлелланд.

В 1963 году он показывал мужчинам и женщинам картинку, на которой в лучах прожекторов изображены гимнаст и гимнастка, исполняющие акробатический трюк на трапеции. И просил сочинить по этой картинке какую-нибудь историю, описывающую, что же на этой картинке изображено.

И как показало исследование, типичный мужской рассказ по поводу картинки был чем-то вроде этого:

«На картинке изображены мужчина и женщина, между которыми существуют напряженные, близкие отношения. Поэтому они помещены в центр луча света, а все остальное — в тени. Эта картинка иллюстрирует кульминацию их отношений, когда они стали понимать друг друга. Оба погружены в мысли о своем союзе. Они полностью погружены друг в друга. С такой высоты можно только упасть».

А типичный женский рассказ выглядел примерно следующим образом:

«Мэри учится перепрыгивать с одной трапеции на другую. Она вот-вот прыгнет, а ее партнеру, старому мистеру Пикену, внезапно станет плохо, и она спасет его от падения. Потом он станет ее наставником и сделает ее мировой звездой».

Роберт Мэй, используя разработанный им инструмент анализа этих историй, полученных МакЛелландом, подметил: если обратить внимание на некую кульминацию, поворотную точку историй, которые придумывали мужчины и женщины по поводу картинок — то в мужских историях обычно шел подъем, подъем… потом кульминация, вот эта самая поворотная точка… а потом спад.

А в типичной женской истории — ровно наоборот: сначала шел спад… потом какая-то поворотная точка в истории… а потом подъем.

Говоря подробнее, «Слова и фразы (элементы) оценивались по категории спада (С), если относились к физическому напряжению, физическому дискомфорту, травме или причиненному вреду, усилию или стремлению, падению, неудаче, другим неприятным чувствам и событиям. Элементы оценивались по категории подъема (П), если они относились к физическому удовлетворению, достижению, подъему, полету, успеху и другим позитивным событиям».

И вот женская линия развития сюжета — С-П. А мужская — П-С.

То есть у мужчин сперва все хорошо, а потом еще лучше.
А потом что-то случается, и все начинает постепенно ухудшаться.

А у женщин сначала все плохо, плохо… а потом что-то случилось,
что-то произошло — и дела начинают постепенно идти на лад.

И вот именно последовательность «П-С» Генри Мюррей и назвал в свое время «комплексом Икара», проводя аналогию с древнегреческим мифом о юноше, попытавшемся долететь до солнца на крыльях из скрепленных воском перьев и упавшем в море, когда воск растаял от солнечного жара. А «комплексом Персефоны» в свою очередь МакКлелланд придумал называть последовательность «С-П», проведя аналогию с древнегреческим мифом о девушке, которую похитил Гадес, властитель преисподней, и держал ее в подземелье, пока ее мать, Деметра, не упросила Зевса заставить своего брата Гадеса отпустить ее. Пока Персефона была в заточении под землей, земля находилась в опустошении, однако после ее возвращения все вернулось к жизни: наступила весна, и цветы вновь зацвели, а животные снова стали резвиться.

Суть в том, что, как пишет МакЛелланд, «в ряде исследований были получены подтверждения того, что даже в существенно различающихся выборках рассказы мужчин в среднем получают показатели, свидетельствующие о преобладании последовательности П-С, а рассказы женщин — свидетельствующие о преобладании последовательности С-П, причем статистическая значимость этих различий весьма высока».

То есть такое вот разделение, которое заключается в том, что в мужской истории сначала все хорошо, а потом все плохо, а в женской истории сначала все плохо, а потом хорошо — оно не выдумки, а действительно есть. Медицинский факт.

И более того: «Это тематическое несовпадение полоролевых стилей не ограничивается нашим временем и нашей культурой. Оно обнаруживается в фольклоре и мифологии других времен и культур», отмечает все тот же более чем авторитетный МакЛелланд. Так, «в одном из исследований (Огилви, 1967) было обнаружено, что некоторые элементы, образующие тему Икара, появляются в типичных сочетаниях в мифах дописьменных культур всего мира».

Так ведь и более того: «Было также показано (Гоулмэн, 1976), что беллетристика, публикуемая в наиболее популярных американских журналах для мужчин и женщин, иллюстрирует темы, характерные для каждого из полов. В рассказах для мужчин герой смел и активен, он отправляется на поиски некоего сокровища, такого, например, как золотое руно из легенды о Ясоне и Медее. Герою почти удается заполучить желаемое с помощью женщины, но в последний момент она обычно предает его — точно так же, как Медея предала Ясона в греческой легенде, — и герой терпит поражение. В рассказах для женщин некая женщина внезапно осознает, что ее родной город и жених ей неинтересны. Она знакомится с загадочным незнакомцем и влюбляется в Hero. Он оказывается подлецом и причиняет ей множество страданий. В конце концов она предает ero, возвращается домой, выходит замуж за cвoero бывшего жениха и живет с ним долrо и счастливо».

В общем, истории для мужчин соответствуют схеме П-С, истории для женщин — схеме С-П.

Вот такая вот поучительная история.

// Оксана Зайцева.

Оксана Зайцева, психолог, Киев

Согласны? Не согласны? Есть что сказать? Не стесняйтесь комментировать, задавать вопросы!

Поделиться в соц. сетях
  • Жора

    А надо с подобным мужским сценарием что-то делать или это просто наша природа?